Новости и истории

Пандус для чемпиона

История борьбы за доступную среду рязанца-колясочника
«Я раньше не думал, как живут инвалиды. Даже не задумывался, почему люди в колясках сидят. Если ноги нет, это понятно, ходить не может, а почему в колясках те, кто с ногами?», — вспоминает многократный чемпион России и бронзовый призер Всемирных паралимпийских игр Андрей Сачков о жизни до серьезной травмы.
Когда впервые самому пришлось сесть в инвалидное кресло 12 лет назад, он чуть не заплакал: окружающие смотрели на него с любопытством и едва не тыкали пальцем. Сначала Андрей наотрез отказался «выезжать в люди», но вскоре справился с переживаниями. Гораздо дольше пришлось бороться за доступную среду: застройщик не установил обещанный проектом пандус, отказался исправлять недочет после письменной претензии. Тогда не привыкший отступать перед трудностями спортсмен обратился за помощью к юристу рязанского Мемориала Петру Иванову, и они отправились в суд.
Они не предполагали, что это только начало большого пути.

На дне
Лето 2010 года. Жара и висящий над городом смог — горят леса. Андрей со своей девушкой и родственниками отправился искупаться на Борковской карьер. Разбежался и нырнул, всплыл уже чуть живым, не в состоянии пошевелить ни конечностями, ни головой. Он врезался в дно обмелевшего водоема и сломал шейные позвонки. Над поверхностью воды, как поплавок, покачивался лишь его затылок. Андрей пытался поймать волну, чтобы суметь поднять голову и глотнуть воздуха.

— У меня уже была асфиксия, я уже наглотался. Всегда думал, что самая страшная смерть — от удушья, во время пожара, к примеру. И я уже почувствовал себя в каком-то пьянящем дурмане, меня словно укутали в теплое одеяло… Меня случайно увидели незнакомые ребята, бросились в воду и оттащили к берегу. Потом приехала скорая, — рассказывает Андрей о случае, который перевернул его жизнь.

Он всегда любил спорт, любил «движуху» и общение с друзьями, учился в московском вузе. На выходные приехал домой и отправился на карьер. Когда очнулся в больничной палате, мог только смотреть, дышать и говорить. Тело Андрея оставалось неподвижным. Позже восстановится функция рук, а пока он лежал, смотрел в потолок и не понимал, что дальше.
Сейчас с удивлением вспоминает, как раньше не задумывался о жизни инвалидов и вообще откуда они берутся. После выписки из больницы тоже задумался не сразу: сначала уехал на реабилитацию в другой регион, потом мама довольно быстро добилась от управляющей компании установки швеллеров в подъезде. Но и тогда Андрей думал не о доступной среде, а о том, как скорее пройти все необходимые процедуры и снова начать жить полноценной жизнью. Потом понял, что ходить уже никогда не сможет, и начал осознавать, сколько трудностей приходится преодолевать маломобильным людям. Об этом не задумывались и его друзья, которые сейчас говорят: «Андрей, теперь-то мы знаем, что на улице человеку в коляске порой нужна помощь, теперь всегда помогаем переехать через бордюр, забраться на крыльцо». А он смеется: «Лишь бы не переборщили! Порой едешь в горку на коляске, сзади догонит незнакомый человек, да так подтолкнет, что рискуешь новую травму получить».


В мечтах о самостоятельности
Просторные коридоры, комнаты и кухня, ремонт в стиле лофт с зоной отдыха на лоджии, из окон которой видны весеннее небо, высотки и строительные краны. Эта квартира в новостройке за Олимпийским городком — своеобразная гордость Андрея: он сам купил ее, почти самостоятельно придумал дизайн, заполнил бытовой техникой, которая облегчает ему жизнь. Уже скоро планирует выплатить ипотеку. Сразу после травмы жизнь без помощи родителей казалась нереальной, через полтора года он уже поехал на соревнования по паралимпийской легкой атлетике, еще через какое-то время задумался о самостоятельной жизни.

— Я увидел, что родителям становится тяжело, хоть они никогда в этом не признались бы. Они пенсионеры, а ко мне то друзья придут, то мне надо помочь принять ванну. Сам я могу делать многое, но не все. К слову, за эти годы я понял, что руки отца — самые сильные и самые надежные. И в больнице, и на реабилитации меня поднимали крепкие мужчины, меня поднимали мои друзья-спортсмены, но отец всегда держал крепче и надежнее всех. Но мне пора было дать им отдохнуть, и я решил купить квартиру. Выбрал новостройку в Дашково-Песочне, потому здесь живут почти все мои друзья. Еще потому, что в проекте был заявлен удобный пандус. Для меня было важным, чтобы я мог жить абсолютно самостоятельно, от поездки в магазин до приготовления еды, — рассказывает Андрей.
ЖК «Современник» от группы компаний «Единство» показался Андрею самым удачным вариантом. Он с нетерпением ждал сдачи дома в эксплуатацию, и в 2018 году этот момент настал. Андрей приехал к своему новому жилью, но… вместо пандуса обнаружил электроподъемник. Чтобы его включить, нужно было забраться на площадку первого этажа по лестнице.

Андрею пришлось вернуться к родителям. Он прожил с ними еще два года, прежде чем застройщик установил обещанный проектом пандус.


На 11 этаж через суд
— Я был на соревнованиях в Сочи, где маломобильный человек чувствует себя вполне комфортно, я был в Берлине, где видел чудо: бабушка выходит из подъезда, садится на электроскутер вместо инвалидной коляски и гоняет без помех по всему городу. Я понимал, что раньше в Рязани не было ни одного туалета для маломобильных людей, сейчас есть, раньше в кинотеатрах не было специальных мест для колясочников, сейчас их сделали. Я видел, что доступную среду можно сделать, было бы желание. И я решил бороться, — вспоминает собеседник.

Поначалу он самостоятельно «бодался» со строительной компанией: звонил, писал письма с просьбой последовать проекту и установить пандус. Потом вспомнил, что кто-то из коллег-спортсменов говорил о юристах рязанского общества «Мемориал»*, которые помогают людям с аналогичными проблемами. Теперь он попытался урегулировать вопрос миром уже с юристом Петром Ивановым, но снова ничего не вышло. Андрея такой поворот не только расстроил, но и удивил. Он не мог понять, почему компания такого масштаба и почти безграничных возможностей просто не хочет установить пандус, отказывается даже «сесть за стол переговоров».

— Представители застройщика со мной отказывались разговаривать, а надзорные органы заявляли, что нарушений нет, все сделано по ГОСТам. На вопрос, как забраться по ступеням, чтобы включить подъемник, предлагали добираться до лифта через подземную парковку. А чего не через дымоход? — усмехается Андрей. — Я четко осознал, что мои права нарушены, и мы пошли в суд. Петр мне не обещал положительного исхода, но обещал «бороться всеми силами до конца».

Юрист Петр Иванов вспоминает: процесс был действительно долгий и трудный. Застройщик не признавал свои ошибки и ссылался на то, что дом принят государственной комиссией. Ему же пришлось доказывать в суде, что оценка комиссии в данном случае не играет роли — комиссия сама не знает, как все эти нормативы должны работать. Да и сами застройщики не вчитываются в нормы доступной среды в новостройках, они подходят к этому формально. Они не думают, что в жилой комплекс действительно заселится маломобильный человек, забывают об удобствах мам с колясками, хотя новые ЖК чаще всего рекламируются как «жилье для молодых семей».


— Застройщик решил возвести современный комплекс и установил электроподъемник за полмиллиона, а нужен был пандус за двести тысяч. В суде представитель застройщика говорил, что мы «несем какую-то ересь» и заказал экспертизу. Эксперты пришли к выводу, что допущены серьезные нарушения, и на этом основании суд вынес решение в нашу пользу, — рассказал он.

Решение было вынесено в 2019 году, кассационные суды оставили в силе решение первого суда, но застройщик все равно не спешил устанавливать пандус. Тогда Андрей записал видеообращение к руководству ГК «Единство», в котором воззвал к их совести и человечности. «Каждый может оказаться в такой ситуации», — напомнил он. Под видео начали появляться единичные «лайки», затем его разместили несколько рязанских пабликов, потом начали распространять друзья из Москвы и других городов. Обращение спортсмена-колясочника из Рязани набрало тысячи просмотров и столько же отметок «нравится», и застройщик все же исполнил решение суда. Андрей говорит: «Получается, мне помог не только Петр, но и тысячи людей из других регионов, которым не все равно».

И современный, удобный, новый пандус у его подъезда все же появился.

Теперь Андрей живет в своей квартире на 11 этаже вместе с 19-летним племянником Михаилом. Для студента РГУ предложение дяди стало настоящим подарком: появилась возможность проявить самостоятельность и стать по-настоящему незаменимым помощником для родственника. Андрей признается: к примеру, съездить в магазин, на тренировку или встречу с друзьями он может самостоятельно, может сварить макароны или пожарить яичницу, а вот на приготовление первых блюд у него уходит очень много времени, поэтому борщами у него «заведует» племянник. Но это мелочи. Главное, что маломобильный Андрей теперь вполне мобилен и свободен в своих передвижениях. А значит просто — свободен.


Электроподъемник в проигрыше
Решение суда по делу Андрея Сачкова стало прецедентом и для Рязанской области, и для всей России. Очень быстро выяснилось, что и в других новостройках ГК «Единство» вместо пандусов установлены подъемники, которые неудобны в использовании. Благодаря освещению «дела Сачкова» в СМИ у маломобильных рязанцев тоже появилась надежда на замену электроподъемников. Они консультировались у Андрея, затем обращались к Иванову, вместе с ним — в суд. Кому-то пришлось пройти судебные процессы до конца, а с кем-то застройщик заключил мировое соглашение и заменил подъемники на пандусы в досудебном порядке.

Рязанская паралимпийка Надежда Семенова купила квартиру в ЖК «Вишневые сады». Много лет она занимается легкой атлетикой в дисциплине метание копья. Поражение опорно-двигательного аппарата не мешает ей воспитывать дочь, ездить по соревнованиям, занимать призовые места, да и вообще вести активный образ жизни. Она спасовала только перед одним препятствием: электроподъемником новостройки.

— Доступная среда создается для того, чтобы человек в коляске или мама с коляской могли беспрепятственно добраться до пункта назначения. Если же для подъема на первый этаж в конструкции «электроподъемник» должен обязательно присутствовать второй человек, это уже не доступная среда, а опасная. Мы с мужем решили бороться за мои права, и Андрей дал нам телефон Петра Иванова, — рассказывает Надежда.
Управляющая компания вместе с застройщиком сравнительно быстро пошли навстречу, и у пожарного выхода появился пандус. Теперь им пользуются и родители с детьми, и пожилые люди, которым уже трудно спускаться по лестнице. А соседи говорят: «Повезло же вам, было бы хорошо, если б и в наших подъездах были такие пандусы!».

Дочка Олеси Наумовой Ева родилась с серьезной патологией. Она не ходит самостоятельно, передвигается только в коляске. Когда ее родители осматривали новостройку в ЖК «Голицын-2» на окраине Дашково-Песочни, ни пандуса, ни подъемника еще не было. Они предположили, что так точно не оставят, что-нибудь придумают. И застройщик от ГК «Единство» придумал: установил подъемник — дребезжащий, жужжащий так, что Ева пугалась и плакала.

— Подъемник был похож на промышленный, в котором кирпичи на стройке на верхние этажи поднимают. Чтобы на нем подняться, нужно было фактически включить вилку в розетку, до розетки не добраться. Но управляющая компания сначала не давала пульт и от этого «чуда», — вспоминает «приключения» пятилетней давности Олеся. — Нам поясняли, что пульт выдают только самим инвалидам, а не их родственникам. Причем, даже Петр Андреевич сначала не поверил, что подъемник настолько дребезжащий. Потом приехал посмотреть и сильно удивился.

Наумовым пришлось обратиться в суд, и застройщик пошел на мировое соглашение. Жильцы ЖК получили новый пандус, которым пользуются не только люди с инвалидностью, но и просто пожилые обитатели дома, и мамы с колясками. Олеся уверена, что, «если бы не Петр Андреевич, мы бы так и таскали на себе больше 30 килограммов, из которых 25 кило весит Ева, восемь — коляска». Еще рассказывает, как мамы детей-инвалидов передают друг другу телефон Иванова и отзывы о его работе, которые всегда — только в превосходной степени. А мамы детей с детским церебральным параличом называют его не иначе как «наш юрист».

Наумова признается: не до конца верила в возможность добиться чего-то от такого крупного и влиятельного застройщика, но решила использовать все шансы. Сачков уверен, что бороться надо непременно: «Если бы не победа в нашем судебном процессе, вероятно, и в других ЖК не появились бы пандусы». Сейчас он требует возмещения морального вреда и материальных потерь за сильно отсроченное новоселье. А Иванов считает, что эта история вообще не о победителях и побежденных, а о том, что любой застройщик просто обязан позаботиться об удобствах для маломобильных людей, чтобы потом не тратить время и средства на переделку и суды. Если новостройки будут сразу сдаваться с удобными, качественными и безопасными пандусами, это и будет самой радостной победой.


Это не конец истории. Тема доступной городской среды бесконечна, как и список тех, кто обратился за помощью к юристам рязанского Мемориала. Чтобы офис организации и дальше продолжал работать, чтобы юристы имели возможность отстаивать в судах права детей и взрослых с инвалидностью, сирот и других нуждающихся в помощи людей, Рязанскому Мемориалу нужна финансовая поддержка. Ее можно оказать, перейдя по ссылке https://www.rznmemo.ru/donate-page. Для организации важно любое, даже минимальное пожертвование.

***
Данный материал (информация) произведен, распространен и (или) направлен некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента, либо касается деятельности такой организации (по смыслу п. 6 ст. 2 и п. 1 ст. 24 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ). Государство обязывает нас называться иностранными агентами, при этом мы уверены, что наша работа по сохранению памяти о жертвах советского террора и защите прав и свобод человека выполняется в интересах России и ее народов. Поддержать работу Рязанского Мемориала вы можете через www.rznmemo.ru/donate-page