Общественная приемная

Руководитель приемной Петр Иванов о смысле работы и особенностях работы юриста в НКО

<figure class="redactor-component redactor-uploaded-figure" data-redactor-type=&qu
Я всегда говорю людям, что я лентяй в кубе. Я работаю, чтобы у меня не осталось работы. Это очень абсурдно. Смысл нашей работы в том, чтобы права людей не нарушались. Если все механизмы будут работать, как нужно, всё будет происходить в рамках законодательства, в нашей работе не будет необходимости. Тогда я сменю род деятельности и буду делать что-то руками.

На этой неделе у меня 8 судов, все по разным делам. И это обычный уровень рабочей нагрузки. В день бывает максимум 3 суда.

К сожалению, в юридической работе спадов не бывает. Права граждан всё так же нарушаются, поток людей, которым нужна помощь, не снижается, количество консультаций растёт ежегодно. Некоторые вопросы мы стараемся решать системно. Например, создали сайт для сирот.

У нас кузница всероссийской судебной практики по многим вопросам, хотя мы Рязанская организация. Результаты нашей работы по лекарствам, доступной среде, средствам реабилитации помогают инвалидам и сиротам других регионов.

Государство понимает, что лучше делать нормально, чем потом судиться. Зная это, мы уже добивались системных изменений по нескольким вопросам. Суды- это дополнительные расходы, репутационные риски. Мы таким образом постепенно решаем проблему на системном уровне или на уровне законодательства. Либо они начнут соблюдать закон, либо закон изменится в лучшую сторону.

Мы выигрываем более 90% дел. Оценивая ситуацию, мы понимаем, в каких случаях есть перспектива. Мы не берёмся за дела с низкой вероятностью выигрыша, как это делают ради выгоды коммерческие юристы. У нас нет цели заработать денег. Нам важно помочь человеку, который пришёл за помощью. Поэтому процент большой.

10 %, когда нам отказывают в удовлетворении исков, связаны не с уровнем нашей компетентности. Есть спорные моменты, которые зависят от трактовки суда, когда нельзя предугадать. Есть моменты, когда мы по ходу понимаем, что дело не выиграем, потому что оно создаст прецедент, если будет решено в пользу человека. А это позволит большому количеству людей в аналогичной ситуации обратиться в суд. Я сталкивался с ситуациями, когда позиция суда была продиктована необходимостью свыше. Суд не создавал прецедент, потому что это в дальнейшем было бы очень неудобно для властей. Квартиры сиротам, дорогостоящие лекарства- это большие деньги. А у властей есть установка экономить бюджет.

Есть дела, в которых правда, справедливость и право в общем высоком смысле на стороне человека, но человеку противостоит мощный аппарат государственный. И мы подключаемся, это важные вопросы. И принципиально пройти до конца, от первого суда и до верховного. 

Не всегда судебные решения являются справедливыми. Закон и справедливость, право и справедливость, - это разные категории. Но иногда мы пробуем что-то делать, даже понимая, что дело можем проиграть. Иногда принципиально сделать всё возможное.

Почему мы просим поддержки у людей

Человек приходит к нам и радуется, что ему бесплатно помогают. Он не думает, кто оплатил свет, который горит во время консультации, бумагу и чернила для документов. Об этом думаем мы. Мы сами оплачиваем людям свою же помощь. Это большая нагрузка.Бесплатно можно обнять, посочувствовать, поддержать. Но не более. Если у нас не будет денег на офис, технику, расходники и зарплату, мы не сможем нормально помогать людям.Про планы. В планах у нас внедрить систему сбора пожертвований. Это поможет и нам, и людям, которым мы помогаем. Так мы станем независимыми и от фондов, и от государства.

Вот королевская семья занимается благотворительностью. Им не нужно работать, думать о деньгах на еду, на лекарства детям, коммуналку. Мы белые и пушистые, но нам нужно кушать. Быть альтруистом хорошо, когда у тебя есть что-то за спиной. Работать волонтёром крайне сложно. Нужно полностью включаться. Это не такая работа, когда можно уделить час времени в день и этим помочь. Нужно изучать дело, писать тексты, общаться с людьми.

Если организация закроется, люди найдут нас через сарафанное радио и всё равно будут теребить.

Мы не просим помочь нам. У меня в голове вертится слоган “помогаю помогать”. Может, он избитый, но он больше всего подходит.

Почему люди должны собирать деньги на чудо-коляску за 200 т.р.? Её должны предоставить бесплатно! Эти деньги условно равны работе юриста на 10 месяцев. За эти деньги юрист поможет получить коляску бесплатно не одной семье, а многим детям, которые нуждаются в средствах реабилитации.

О неочевидных сложностях работы юриста в НКО

Люди обращаются и в выходные, и в позднее время. Естественно, дети хотят, чтобы я с ними был, жена хочет. Они понимают важность моей работы, но это слишком захватывает. С точки зрения правозащитника это здорово, а с точки зрения обычной бытовой жизни желание всем помочь сказывается на себе и на семье. Я иногда помощь кому-то ставлю выше, чем своё время, чем время моей семьи.Дети могут умереть без лекарства, которое я им отсуживаю. Истории людей проходят через меня. Даже когда я дома, мысли рабочие в голове вертятся, их невозможно выкинуть. Я отбираю время у своих близких тем самым. Мы тратим свои внутренние ресурсы и я считаю, что это должно цениться. Я считаю, что мы должны получать достойную зарплату. Сейчас я получаю раза в два меньше, чем если бы работал коммерческим юристом.
Мы работаем с людьми, которые и так более уязвимы. С ними коммерчески и не будешь работать. Чаще всего нет денег, а помощь нужна очень.
Про организацию

Петрович- моряк, который бороздил океаны. Блинушов работал в милиции (ментовке), а потом ушёл с головой в правозащитную деятельность. Юлия Борисовна очень творческая. Все они начитанные, с ними всегда интересно. Мне очень нравится, что у нас в команде представители разных возрастов, разных типов мышления. Интересные люди. И я к команде отношу не только тех, кто сейчас по проектам работает, а всё сообщество людей, которым РМ не безразличен. Мне всегда нравилось, что мы все очень разные и интересные. Нас это объединяет, нам интересно друг с другом.

Сейчас мы находимся на этапе преображения и нового роста. Если получится сделать всё, что мы задумали, мы будем развиваться и переходить на новый уровень, другую стадию жизни НКО.

Мы столкнулись с проблемами, которые либо уничтожат нашу организацию, либо они станут точкой для роста организации. Мы упёрлись в проблему нехватки кадров, выгорания сотрудников и, самое главное, проблемы финансовые.